Удаленка, расчлененка…

Хэллоуин все ближе, а может, просто атмосфера близка к хоррору, судя по новостям… Что-то из этого повлияло на результаты голосования в рамках проекта «Слова недели»: 81% нашей аудитории за именование города на Неве Расчленинградом; 19% голосовавших отметили появление в активном словаре термина «доместикация труда».

Об этом сообщает Министерство правды


«Расчленинград» появился не случайно. Журналист Александр Невзоров запустил конкурс на логотип «Расчленинграда» — так он называет Петербург на фоне «адских историй», связанных с расчленением тел не людей. За год в Петербурге произошли три случая, связанные с расчленением тела — дело Соколова, смерть Энди Картрайта и ссора мужа с женой. И, как мы уже знаем, многие солидарны с Невзоровым.


«Доместикация труда» – то же самое, что и «удаленка», или удалённая работа, или попросту – работа на дому. Хотя сам термин не новый, просто, в сложившихся условиях, переосмысленный на новый лад. О «доместикации» писал ещё Карл Ясперс, подразумевая под этим этом оседлость, создание домашнего очага. Под влиянием научно-технической и многих других революций, урбанизации, техносферизации, сайентификации в обществе происходят такие процессы, которые приводят к интеграции домашнего хозяйства и производства, существенно расширяют спектр непроизводственных видов деятельности на дому.


«Лайт-вариантборьбы с пандемией» подарил нам мэр Москвы Сергей Собянин. «Лайтовость» заключается в строгом контроле требований перехода определенного числа сотрудников на удаленку, что позволит не прерывать работу предприятий и не закрывать ни одну из сфер экономики. Ну а если лайт-вариант не поможет, будут приняты хард-меры.


В Москве все чаще встречаются люди в белом. А в Беларуси с ними борются. В Гомеле женщин-педагогов задержали за «одежду политического цвета», сообщают «Наша Нiва» и Lenta.ru. Создательница велодвижения в Гомеле Светлана Король рассказала, что 2 октября, в День учителя, вместе со своими знакомыми решила возложить цветы к памятнику благотворительнице Ирине Паскевич, которая много сделала для развития образования. «Нас было пятеро. Четверо из нас — педагоги», — говорит Светлана. Через десять минут после встречи к ним подъехали два микроавтобуса с сотрудниками ОМОН. В рапорте один из них написал: «Возлагали цветы без разрешения горисполкома к памятнику Сускевичу в одежде политического цвета».


Как говорила Алиса, жизнь становится все страньше и страньше.


Источник: “https://echo.msk.ru/blog/govorimporusski/2727216-echo/”

 

Протест