«Излюбленный тезис Назарбаева», «фактор Библиотеки» и «синдром временщика». Досым Сатпаев — о «послании» Токаева

В сво­ей речи, длив­шей­ся пол­то­ра часа, пре­зи­дент Казах­ста­на рас­ска­зы­вал о пред­ла­га­е­мых им мерах по выво­ду стра­ны из теку­ще­го кри­зи­са, в кото­рый её погру­зи­ли, в част­но­сти, пан­де­мия коро­на­ви­ру­са и паде­ние цен на нефть. Тока­ев мно­го гово­рил о том, что «сле­ду­ет» сде­лать: сокра­тить чис­ло гос­слу­жа­щих, но создать новые ведом­ства и вос­ста­но­вить МЧС; выби­рать сель­ских аки­мов и упразд­нить «кон­флик­ту­ю­щих с мини­стра­ми» ответ­ствен­ных сек­ре­та­рей в мини­стер­ствах; под­дер­жи­вать оте­че­ствен­ное про­из­вод­ство и сель­ское хозяй­ство и дивер­си­фи­ци­ро­вать эко­но­ми­ку. Извест­ный казах­стан­ский поли­то­лог Досым Сат­па­ев, дирек­тор Груп­пы оцен­ки рис­ков, в бесе­де с Азатты­ком рас­ска­зы­ва­ет, что он почерп­нул из выступ­ле­ния пре­зи­ден­та.

Об этом сообщает Компромат РУ

«КОРОНАВИРУС ВЫТАЩИЛ ВСЕ СКЕЛЕТЫ ИЗ ШКАФОВ»

Азаттык: В «посла­нии» пре­зи­ден­та Касым-Жомар­та Тока­е­ва, темой кото­ро­го были заяв­ле­ны «цели пост­кри­зис­но­го раз­ви­тия стра­ны», часто встре­ча­лось сло­во «сле­ду­ет». Оно повто­ря­лось десят­ки раз. Поче­му гла­ва стра­ны с пре­зи­дент­ской фор­мой прав­ле­ния, в рас­по­ря­же­нии кото­ро­го широ­кие пол­но­мо­чия, гово­рит, как кажет­ся, неуве­рен­но?

Досым Сат­па­ев: Давай­те исхо­дить из того, что Тока­ев до сих пор не явля­ет­ся глав­ным игро­ком на вер­шине поли­ти­че­ско­го олим­па. Это не Узбе­ки­стан, где пре­зи­дент Шав­кат Мир­зи­я­ев после смер­ти Исла­ма Кари­мо­ва сра­зу чет­ко стал демон­стри­ро­вать себя хозя­и­ном в стране. Не сто­ит забы­вать, что в Казах­стане суще­ству­ет два цен­тра вла­сти: Биб­лио­те­ка (офи­ци­аль­ное назва­ние: Биб­лио­те­ка Пер­во­го Пре­зи­ден­та Рес­пуб­ли­ки Казах­стан — Елба­сы, слу­жит офи­сом экс-пре­зи­ден­та Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва. — Ред.) и Акор­да. Есть и тре­тий центр вла­сти, о кото­ром гово­рят мень­ше. Но он может взять в залож­ни­ки и Биб­лио­те­ку, и Акор­ду. Это — бюро­кра­ти­че­ский аппа­рат Казах­ста­на. Он мощ­ный, боль­шой, неэф­фек­тив­ный, непо­во­рот­ли­вый. Заста­вить его рабо­тать очень тяже­ло. Это не полу­ча­лось у Назар­ба­е­ва. Мы видим, что это в прин­ци­пе не полу­ча­ет­ся и у Тока­е­ва. Есте­ствен­но, есть опре­де­лен­ная неуве­рен­ность в заяв­ле­ни­ях. Пото­му что то, что он озву­чил в «посла­нии», дол­жен реа­ли­зо­вать тот самый бюро­кра­ти­че­ский аппа­рат, кото­рый до это­го и так про­ва­лил всё, что мож­но было про­ва­лить.

Политолог Досым Сатпаев. Алматы, 5 июня 2019 года.
Поли­то­лог Досым Сат­па­ев. Алма­ты, 5 июня 2019 года.

Азаттык: Но Тока­ев, наобо­рот, хва­лит пра­ви­тель­ство, в том чис­ле в этом «посла­нии». Гово­рит, что оно «спра­ви­лось» с эпи­де­ми­ей коро­на­ви­ру­са…

Досым Сат­па­ев: Эпи­де­мия, наобо­рот, пока­за­ла, что все преды­ду­щие «посла­ния», кото­рые когда-то озву­чи­ва­лись, с кра­си­вы­ми целя­ми, зада­ча­ми, уста­нов­ка­ми, — они все про­ва­ли­лись. Имен­но коро­на­ви­рус выта­щил все ске­ле­ты из шка­фов, пока­зал, что у нас ниче­го нет: ни эко­но­ми­ки, ни эффек­тив­но­го гос­ап­па­ра­та, ни запа­сов, ни меди­ци­ны. Хотя все эти годы в «посла­ни­ях» по этим пунк­там дава­лись уста­нов­ки: «раз­вить», «уве­ли­чить финан­си­ро­ва­ние», «создать импор­то­за­ме­ща­ю­щие про­из­вод­ства», «сокра­тить бюро­кра­ти­че­ский аппа­рат», «сде­лать аппа­рат более близ­ким наро­ду», — ниче­го не рабо­та­ет. Обще­ство ока­за­лось само по себе, в состо­я­нии чело­ве­ка, кото­рый тонул, и никто его не спа­сал. И люди сами ста­ли себя спа­сать. Все вдруг уви­де­ли, что это­му госу­дар­ству, мяг­ко гово­ря, напле­вать на сво­их граж­дан. Был пери­од, когда было без­вла­стие: люди не зна­ли, к кому обра­тить­ся, тре­бо­ва­ли отве­тов, их никто не давал. Это пока­зы­ва­ет, что «посла­ния» преды­ду­щих лет на самом деле были про­сто кра­си­вы­ми сло­ва­ми, кото­рые не сде­ла­ли стра­ну ни кон­ку­рен­то­спо­соб­ной, ни эко­но­ми­че­ски эффек­тив­ной, ни поли­ти­че­ски ори­ен­ти­ро­ван­ной.

«ВСЕ ХОТЯТ ОПЯТЬ НАЧИНАТЬ С НУЛЯ»

Азаттык: Вы напи­са­ли на сво­ей стра­ни­це Facebook’е, что уви­де­ли схо­жесть в «посла­нии» Тока­е­ва и преж­них речах Назар­ба­е­ва. В чем она выра­жа­лась?

Досым Сат­па­ев: Это все излюб­лен­ные изре­че­ния: «создать», «сокра­тить», «уве­ли­чить», «взять под кон­троль», «под­дер­жать», «повы­сить», «пору­чаю раз­ра­бо­тать», «обес­пе­чить», «пре­кра­тить», «испра­вить» и тому подоб­ное. Такое ощу­ще­ние, что они берут­ся из про­шлых посла­ний и встав­ля­ют­ся в новые. Зада­ча — пока­зать, что в Казах­стане пре­зи­дент всё дер­жит под кон­тро­лем, он даёт ука­за­ния, ста­вит опре­де­лен­ные зада­чи. Но при этом никто ниче­го не кон­тро­ли­ру­ет. Сей­час в стране не нуж­ны «посла­ния». Нуж­ны кар­ди­наль­ные изме­не­ния и рефор­мы.

Азаттык: При суще­ству­ю­щих усло­ви­ях, кото­рые вы опи­са­ли, не явля­ют­ся ли такие ожи­да­ния уто­пи­ей?

Досым Сат­па­ев: При­мер Бела­ру­си и дру­гих стран пока­зы­ва­ет, что невоз­мож­но дол­гое вре­мя сидеть в состо­я­нии абсо­лют­но­го кон­тро­ля. В любом слу­чае в обще­стве появ­ля­ют­ся про­тестные настро­е­ния. И в этом году они уве­ли­чат­ся. Опять же из-за ухуд­ше­ния соци­аль­но-эко­но­ми­че­ских усло­вий. Все­мир­ный банк заявил о том, что может появить­ся 800 тысяч новых бед­ных в Казах­стане. Новых! При­ба­вят­ся к ста­рым. От пра­ви­тель­ства в сово­куп­но­сти помощь полу­чи­ли почти пять мил­ли­о­нов чело­век. Они нахо­дят­ся в уяз­ви­мом поло­же­нии. А тру­до­спо­соб­ное насе­ле­ние — девять мил­ли­о­нов. Полу­ча­ет­ся, боль­ше поло­ви­ны тру­до­спо­соб­но­го насе­ле­ния в Казах­стане нуж­да­ет­ся в под­держ­ке. Это тоже пока­за­тель того, что кри­зис, пан­де­мия, лок­даун, паде­ние цен на нефть, ухуд­ше­ние поло­же­ния биз­не­са при­ве­дут к росту про­тестных настро­е­ний, и в этом году, и в сле­ду­ю­щем.

Азаттык: Вы уви­де­ли в речи Тока­е­ва какие-то попыт­ки сни­зить про­тестные настро­е­ния или как-то повли­ять на них?

Досым Сат­па­ев: Нет, толь­ко какие-то общие фор­му­ли­ров­ки: «здесь немно­го уве­ли­чить», «здесь немно­го про­длить» и так далее. Но отве­та на самый глав­ный вопрос — что власть будет делать, если опять все про­ва­лит­ся, — нет. Где ответ­ствен­ные за про­вал всех этих про­грамм? Ни одной пер­со­ны! Берут каких-то услов­ных руко­во­ди­те­лей, отдель­ных мини­стров. Но весь аппа­рат так рабо­та­ет. Воз­ни­ка­ет ощу­ще­ние, что никто не хочет делать раз­бор поле­тов и ана­ли­зи­ро­вать ошиб­ки, кото­рые были совер­ше­ны. Все хотят опять начи­нать с нуля. И под это выде­лять новые день­ги, созда­вать новые струк­ту­ры, кото­рые яко­бы долж­ны помо­гать.

Вооб­ще все «посла­ния», кото­рые озву­чи­ва­лись в Казах­стане, ста­вят целью обну­лить то, что в про­шлом дела­ла власть: «Вот новое посла­ние, и мы откры­ва­ем новую стра­ни­цу». Изви­ни­те, а про­шлые стра­ни­цы вы поче­му не чита­е­те?

«Посла­ния» сами по себе не рабо­та­ют. Кому они адре­со­ва­ны? Насе­ле­нию? Мне кажет­ся, 90 про­цен­тов казах­стан­цев их не слу­ша­ют. А те, кто слу­ша­ет, могут отно­сить­ся скеп­ти­че­ски.

Азаттык: Поче­му?

Син­дром вре­мен­щи­ка — вот что меша­ет гос­ап­па­ра­ту Казах­ста­на рабо­тать. Это когда мно­гие чинов­ни­ки мыс­лят толь­ко близ­ким гори­зон­том пла­ни­ро­ва­ния: «пока я сижу».

Досым Сат­па­ев: За эти 30 лет столь­ко наслу­ша­лись. «Посла­ние» обсуж­да­ют экс­пер­ты, эко­но­ми­сты, Facebook — узкий круг людей. Что каса­ет­ся бюро­кра­ти­че­ско­го аппа­ра­та, вид­но же, что он дав­но при­вык, чет­ко пони­мая, что поло­ви­на этих пунк­тов реа­ли­зо­вы­вать­ся не будет. Поме­ня­ют мини­стров, аки­мов, даже тех людей, кото­рые сего­дня сиде­ли в этом зале и слу­ша­ли Тока­е­ва. Син­дром вре­мен­щи­ка — вот что меша­ет гос­ап­па­ра­ту Казах­ста­на рабо­тать. Это когда мно­гие чинов­ни­ки мыс­лят толь­ко близ­ким гори­зон­том пла­ни­ро­ва­ния: «пока я сижу». Его не вол­ну­ют инте­ре­сы госу­дар­ства, дол­го­сроч­ные пла­ны. Толь­ко очень узкий сег­мент — его соб­ствен­ная пози­ция.

«НИКТО НЕ НЕСЕТ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ПРОВАЛ»

Азаттык: Тока­ев выска­зал­ся за выбор­ность сель­ских аки­мов, доба­вив, что к вопро­су надо под­хо­дить «тща­тель­но». Что вы дума­е­те по это­му пово­ду?

Досым Сат­па­ев: Выбор­ность аки­мов — один из вари­ан­тов сде­лать власть бли­же к наро­ду. Пред­ло­же­ние изби­рать сель­ских аки­мов выдви­гал и Назар­ба­ев. Были даже экс­пе­ри­мен­ты. Ну и где резуль­та­ты? Власть про­сто поиг­ра­ла в демо­кра­тию. И потом заяви­ли: «Народ к демо­кра­тии не готов». Это был люби­мый тезис Назар­ба­е­ва. Тока­ев гово­рит «мож­но было бы изби­рать сель­ских аки­мов», пото­му что это всё нуж­но будет согла­со­вы­вать. С одной сто­ро­ны, нуж­но понра­вить­ся обще­ству опре­де­лен­ны­ми заяв­ле­ни­я­ми. Но все же пони­ма­ют, что для это­го нуж­на чет­кая поли­ти­че­ская воля. А её Тока­ев пока делит с Биб­лио­те­кой. Рано или позд­но это закон­чит­ся, тогда, может, у Тока­е­ва будет боль­ше воз­мож­но­стей и жела­ния что-то изме­нить. [Но] даже когда не будет фак­то­ра Биб­лио­те­ки, оста­нет­ся фак­тор бюро­кра­ти­че­ско­го аппа­ра­та.

Азаттык: Тока­ев высту­пил за лик­ви­да­цию инсти­ту­та ответ­ствен­ных сек­ре­та­рей в мини­стер­ствах до кон­ца года. Что это зна­чит?

Досым Сат­па­ев: Это опять дока­за­тель­ство того, что наши любят зани­мать­ся ими­та­ци­ей бур­ной дея­тель­но­сти. Когда-то вво­ди­ли ответ­ствен­ных сек­ре­та­рей как рефор­ма­тор­ский посыл: «Вот, нако­нец-то появи­лась пре­ем­ствен­ность. Он [ответ­сек] будет сидеть, кто бы ни поме­нял­ся». И потом вдруг про­хо­дят к выво­ду, что это не рабо­та­ет.

Азаттык: Ока­зы­ва­ет­ся, ответ­ствен­ные сек­ре­та­ри «кон­флик­ту­ют с мини­стра­ми»…

Досым Сат­па­ев: Да. «Их сего­дня нуж­но отме­нить». Зав­тра они при­ду­ма­ют ещё что-то. Хоро­шо, а кто несёт ответ­ствен­ность за эту идею. Ведь кто-то пред­ло­жил. Кто этот чело­век? Где эти люди? Тиши­на! «Поиг­ра­ли и хва­тит». Это же как дет­ские игры. А где отчёт? Что мы из-за это­го поте­ря­ли? Никто не несёт ответ­ствен­ность за про­вал.

ТЕ, «КТО ВОРУЕТ ВАГОНАМИ», И «СЛАБЫЕ ИГРОКИ»

Азаттык: Тока­ев ска­зал, что осуж­ден­ных по кор­руп­ци­он­ным ста­тьям теперь не будут осво­бож­дать досроч­но. Насколь­ко эффек­тив­на такая мера борь­бы с кор­руп­ци­ей?

Досым Сат­па­ев: Это толь­ко поло­вин­ча­тая мера, часть реше­ния. Во-пер­вых, на ска­мье под­су­ди­мых ока­зы­ва­ют­ся не все кор­руп­ци­о­не­ры. Про­бле­ма не в том, кто сидит в тюрь­ме. А в том, что у нас закон изби­ра­тель­но рабо­та­ет: «Это­го мож­но поса­дить». И поса­дить его не пото­му, что он брал боль­ше, а пото­му, что ока­зал­ся сла­бым игро­ком и его смог­ли съесть. Более силь­ные игро­ки, кото­рые вору­ют ваго­на­ми, ходят до сих пор. В Казах­стане борь­ба с кор­руп­ци­ей точеч­ная, фокус­ная, а не систем­ная. Это все­гда резуль­тат внут­ри­э­лит­ных столк­но­ве­ний.

Азаттык: В преды­ду­щем «посла­нии» было мно­го обе­ща­ний по пово­ду поли­ти­че­ских реформ в стране. В этот раз Тока­ев почти не затро­нул эту тему…

Досым Сат­па­ев: В этом посла­нии мы прак­ти­че­ски не видим поли­ти­че­ской состав­ля­ю­щей. Там вкрат­це гово­ри­лось о мест­ном соуправ­ле­нии, но очень стран­но. Я посто­ян­но вез­де гово­рю, что в Казах­стане долж­ны при­нять новый закон, что­бы появи­лись инсти­ту­ты мест­но­го соуправ­ле­ния. А что мы виде­ли в посла­нии? Он ска­зал, что необ­хо­ди­мо модер­ни­зи­ро­вать мас­ли­ха­ты, кото­рые фор­ми­ру­ют­ся по пар­тий­но­му спис­ку, в кото­ром доми­ни­ру­ет «Нур Отан». Да какая раз­ни­ца, что будут онлайн-транс­ля­ции?! Люди всё рав­но не вли­я­ют на рабо­ту мас­ли­ха­та.

Азаттык: Это вто­рое посла­ние Тока­е­ва. Пер­вое он делал год назад. Что мож­но ска­зать о содер­жа­нии той речи сей­час?

Досым Сат­па­ев: Я вооб­ще счи­таю, что «посла­ние» как фор­ма ком­му­ни­ка­ции — уста­рев­шая мето­ди­ка. Есть боль­шое коли­че­ство раз­ных стран, доволь­но эко­но­ми­че­ски успеш­но раз­ви­ва­ю­щи­е­ся, где гла­ва госу­дар­ства или пра­ви­тель­ства не высту­па­ет с еже­год­ным посла­ни­ем. Поче­му? Пото­му что людям не нуж­ны сло­ва и обе­ща­ния. Им нуж­но видеть, что каж­дый день или каж­дый год повы­ша­ет­ся их уро­вень жиз­ни, рас­тут её каче­ство, зар­пла­ты. Люди уста­ли от этих «посла­ний». Пото­му что поло­ви­на в них — повто­ре­ние того, что было ска­за­но ранее. Напри­мер, взять нынеш­нее посла­ние Тока­е­ва. Он заявил, что мы хотим сокра­тить на 20 про­цен­тов до 2021 года. Когда-то Назар­ба­ев гово­рил, что нуж­но сокра­тить на 30 про­цен­тов. Ну и что? Гос­ап­па­рат не сокра­тил­ся, появи­лись даже новые мини­стер­ства.

«КАРАТЕЛЬНЫЙ, РЕПРЕССИВНЫЙ МЕХАНИЗМ ОСТАЛСЯ»

Азаттык: А чем они — два посла­ния — отли­ча­ют­ся?

Досым Сат­па­ев: Они были озву­че­ны в раз­ных усло­ви­ях. В про­шлом году были опти­ми­сти­че­ские заяв­ле­ния каса­тель­но эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия. Но этот год очень чет­ко пока­зал, что мы нахо­дим­ся в ста­дии серьез­но­го кри­зи­са во всех сег­мен­тах: соци­аль­ная сфе­ра, эко­но­ми­че­ская, добы­ва­ю­щая, из-за низ­ких цен не нефть. Стра­на всту­па­ет в фазу роста без­ра­бо­ти­цы, повы­ше­ния уров­ня бед­но­сти, уве­ли­че­ния закре­ди­то­ван­но­сти. Кри­зис толь­ко начи­на­ет­ся. И сле­ду­ю­щий год тоже будет кри­зис­ный. Что каса­ет­ся поли­ти­че­ско­го сег­мен­та, то в про­шлом году Тока­ев заявил о целом паке­те реформ, кото­рые яко­бы хотят реа­ли­зо­вать. По фак­ту что вышло? Те зако­ны, кото­рые были при­ня­ты, не изме­ни­ли систе­му. Да, сокра­ти­ли коли­че­ство обя­за­тель­ных чле­нов для реги­стра­ции пар­тии. Но сам про­цесс реги­стра­ции под кон­тро­лем. Пар­тию до сих пор тяже­ло заре­ги­стри­ро­вать.

Азаттык: Ну «уве­до­ми­тель­ный» поря­док орга­ни­за­ции митин­гов у нас теперь есть…

Досым Сат­па­ев: Но ведь это неправ­да. В любом слу­чае нуж­но взять опре­де­лен­ные раз­ре­ше­ния, ты не можешь про­во­дить где хочешь. Я это назы­ваю «удли­ни­ли пово­док». Но не убра­ли его. Он до сих пор в руках вла­сти. По пово­ду декри­ми­на­ли­за­ции ста­тьи «Кле­ве­та» (закон при­нят в июне 2020 года. — Ред.). Да, убра­ли её. Но ведь дру­гие ста­тьи оста­лись, по кото­рым могут судить. [Граж­дан­ско­го акти­ви­ста] Аль­ну­ра Илья­ше­ва осу­ди­ли услов­но на три года за яко­бы рас­про­стра­не­ние лож­ной инфор­ма­ции. Это при Тока­е­ве было. 174‑я ста­тья — «раз­жи­га­ние роз­ни» — оста­лась.

То есть кара­тель­ный, репрес­сив­ный меха­низм остал­ся. Это боль­шая про­бле­ма. Какая была глав­ная зада­ча Тока­е­ва? Сни­зить соци­аль­ную напря­жен­ность, кото­рая появи­лась после пре­зи­дент­ских выбо­ров, вызвав­ших мощ­ную вол­ну про­те­стов. Пообе­щать, что он что-то изме­нит. Но при этом было понят­но, что гос­ап­па­рат не поз­во­лит. Биб­лио­те­ка не поз­во­лит это сде­лать. И в прин­ци­пе, сама эли­та не нуж­да­ет­ся в рефор­мах. Ему нуж­но было повы­сить леги­тим­ность в гла­зах обще­ства. А для это­го нуж­но было что-то пообе­щать. И поэто­му пообе­щал поли­ти­че­ские рефор­мы. Нуж­но было под­нять его леги­тим­ность и в гла­зах эли­ты. Для это­го не надо было ниче­го менять. И тут столк­ну­лись две леги­тим­но­сти. И он пытал­ся это сов­ме­стить. Что из это­го вышло? Ниче­го.

«НЕ ХОЧЕТ ГОСУДАРСТВО ДЕЛИТЬСЯ»

Азаттык: В соц­се­тях вы писа­ли: «Дав­но нужен новый обще­ствен­ный дого­вор (на осно­ве поли­ти­че­ских и соци­аль­но-эко­но­ми­че­ских реформ) меж­ду вла­стью и обще­ством, когда лояль­ность к поли­ти­че­ской систе­ме со сто­ро­ны граж­дан идёт толь­ко в обмен на её эффек­тив­ность». «Наци­о­наль­ный совет обще­ствен­но­го дове­рия» (НСОД) был создан, как заяв­ля­лось, имен­но для этих целей…

Досым Сат­па­ев: Созда­ние НСОД было частью полит­тех­но­ло­гии Тока­е­ва. В про­шлом году ему нуж­но было что-то пред­ло­жить, пока­зать, что он созда­ет некий канал ком­му­ни­ка­ции. Было очень мно­го заяв­ле­ний по пово­ду этой струк­ту­ры, но гора роди­ла мышь. У меня сло­жи­лось впе­чат­ле­ние, что НСОД пре­вра­ти­ли в некий ана­лог Ассам­блеи наро­да Казах­ста­на при Назар­ба­е­ве, кото­рый тоже одоб­рял какие-то реше­ния. НСОД одоб­ря­ет реше­ния Тока­е­ва, его «рефор­ма­тор­ский» пакет, кото­рый изна­чаль­но был при­нят с уче­том инте­ре­са вла­сти, а не наро­да. В стране не нуж­ны новые нац­со­ве­ты, ей нужен новый пар­ла­мент, одно­па­лат­ный, и новые выбо­ры в него с уча­сти­ем одно­ман­дат­ни­ков.

Азаттык: Какие пред­ло­же­ния не про­зву­ча­ли из уст Тока­е­ва, кото­рые, по-ваше­му, необ­хо­ди­мы на фоне кри­зи­са?

Досым Сат­па­ев: Не было соци­аль­но-эко­но­ми­че­ских пунк­тов. Нуж­но было объ­явить нало­го­вый мора­то­рий на рост любо­го вида нало­гов до тех пор, пока эко­но­ми­че­ская ситу­а­ция не улуч­шит­ся. Ещё важ­ный момент — базо­вый доход. Те же самые 42 500 тен­ге госу­дар­ство мог­ло бы выпла­чи­вать соци­аль­но уяз­ви­мым сло­ям насе­ле­ния в тече­ние года еже­ме­сяч­но. На это ушло бы мень­ше, чем на LRT (про­ект систе­мы лег­ко­рель­со­во­го транс­пор­та. —​ Ред.) в сто­ли­це. Для чего? Для того, что­бы под­дер­жать поку­па­тель­ский спрос. Когда у людей нет денег, биз­нес не будет рабо­тать. Нуж­но под­дер­жать насе­ле­ние. Это уже дела­ли в раз­ных стра­нах: в Кана­де, Фин­лян­дии, Иране, неко­то­рых афри­кан­ских и ази­ат­ских стра­нах уже есть опыт по выпла­те базо­во­го дохо­да. Это повы­сит каче­ство жиз­ни уяз­ви­мых сло­ев насе­ле­ния. Это­го не про­зву­ча­ло. Не хочет госу­дар­ство делить­ся.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»


Источник: “https://zagranburo.org/излюбленный-тезис-назарбаева-фак/”

 

Протест